Denník N

Белорусский дневник: Исход белорусов и что будет дальше

Foto - TASR/AP
Foto – TASR/AP

По меньшей мере десятки тысяч белорусов уехали из страны с августа 2020 года.

Каждое воскресенье, несмотря на массовые репрессии и аресты, белорусы и белоруски протестуют против режима Александра Лукашенко. В этот же день Макс пишет „белорусский дневник“ из Минска. Учитывая обострение ситуации, в которой оказались местные журналисты, мы решили не публиковать его полное имя.

После избирательной кампании-2020 белорусы пережили много потрясений. Массовые и наглые фальсификации (фактически – отмена выборов), немотивированное запредельное насилие со стороны силовых структур, постоянные фейки от госпропаганды, угрозы реальных уголовных сроков, отсутствие быстрой победы.

Когда опасность повсюду, когда много неизвестного, человек рано или поздно уходит в эмиграцию: внешнюю или внутреннюю, навсегда или на время. Невозможно жить в постоянном страхе, в постоянном чувстве незащищенности. Эмоциональные качели тоже не помогают.

Кто-то уезжает из страны, кто-то перестает интересоваться общественной жизнью. Рассмотрим две эти стратегии – и спрогнозируем, что будет дальше.

Внешняя эмиграция

Начнем с цифр.

С 1 августа 2020 года и по 15 февраля 2021-го белорусы получили 7490 временных видов на жительство в Литве. За это же время литовцы выдали 12496 национальных виз гражданам Беларуси.

В Польше 8840 виз получили белорусские айтишники и члены их семей по программе Poland Business Harbour, пишет Puls Biznesu. Еще в ноябре прошлого года таких виз было выдано всего 330. По неофициальным данным, по туристическим визам в Польшу с начала протестов приехали десятки тысяч белорусов.

Украинское СМИ ТСН сообщало еще в прошлом году, что в Украину из Беларуси уехали 75 тысяч белорусов. В эти цифры не очень верится (официального подтверждения им нет). Но то, что счет идет если не на десятки тысяч, то на тысячи – это наверняка.

А есть еще Литва, другие страны Европы, Россия. Правда, ехать в восточную страну-соседку не всегда безопасно: есть несколько случаев, когда на территории России задерживали белорусов по политическим мотивам.

И еще одна пугающая цифра. Только на статус беженца в странах Европы 995 белорусов подались с августа по декабрь прошлого года. Нередко это были люди, которые из-за опасности репрессий не могли дождаться, пока им откроют визу, и ехали на границу с одной из стран Европы просто с паспортом. Сложно представить, в каком отчаянии были эти люди, чтобы решиться на такой шаг.

«Мы никого держать не будем. Однако надо понимать: уехал – назад не вернешься, там будешь работать и зарабатывать те большие деньги, за которыми уехал», – говорил Александр Лукашенко о врачах, которые уезжают на работу в Польшу, в ноябре 2020 года.

Светлана, 27 лет, инженер, переехала в Польшу после задержания, издевательств в тюрьме и угроз со стороны силовиков после освобождения. Имя изменено

– Мне пришлось уехать из страны буквально за пару дней. Меня задержали на одном из маршей, потом был самый честный суд – и вот я в камере с другими такими же политическими. Уже сейчас я понимаю, в каких невозможных условиях мы там находились, но тогда казалось, что это просто происходит не со мной. Нам не давали спать, днем не давали сидеть – ты просто целый день ходишь.

Передачи от родных доходили до нас частями – если кому-то передавали несколько видов колбасы или мяса, то доходил только один. На нас постоянно орали, обращались к нам только словами вроде „проститутки, мрази“. Был только один мальчик [работник тюрьмы], который общался с нами как с людьми.

Но самое страшное случилось уже после – однажды во дворе дома силовики в гражданской одежде затолкали меня в машину, сказали сидеть, опустив голову к коленям, и катали по району, постоянно угрожая, чтобы я тихо сидела дома и никуда не высовывалась. Я понимала, что за меня почему-то особенно взялись – пришлось срочно делать визу, собирать вещи, что-то продавать из техники и уезжать в Польшу. Сейчас я в безопасности, но иногда, кажется, все еще не до конца понимаю, что и почему со мной произошло.

Внутренняя эмиграция

К сожалению или к счастью, но человек ко всему привыкает. Страх притупляется, удивление от абсурдных и несправедливых наказаний приходит все реже. Беззаконие становится чем-то обыденным – ты просто принимаешь это как один из рисков, как одно из обстоятельств, с которым нужно считаться. Держишь в голове и такой сценарий. По-другому просто невозможно было бы жить.

Это приводит к тому, что люди либо перестают читать новости, либо перестают на них хоть как-то реагировать. Когда в повестке один негатив, хочется переключиться – и белорусы, которые хотят перемен, в большей или меньшей степени уходят во внутреннюю эмиграцию.

Больше интересуются своими делами, перестают помогать другим и участвовать в протестах, снова до минимума сокращают взаимодействие с государственными структурами. Это защитная реакция. Но значит ли это, что белорусы сдались? Нет. Когда это марафон, ты просто не можешь постоянно бежать на максимальной скорости. Чтобы выиграть на длинной дистанции, нужно менять темп.

Виталий, 32 года, менеджер в крупной компании, остался в Беларуси. Имя изменено

– Ты читаешь новости, а потом слышишь на рабочих созвонах, как люди обсуждают погоду и шашлыки. Иногда в такие моменты кажется, что все, еще пять лет мы сами хотим жить при диктатуре. Но потом, когда ты идешь по городу и видишь протестные граффити или листовки, когда просыпаешься от районного марша под окнами, когда, в конце концов, читаешь о все новых политзаключенных – осознаешь, что все продолжается.

Никто не мешает распространить листовки, а потом поехать на шашлыки. Протест стал частью жизни. Сейчас все не так ярко, как раньше, но это не значит, что мы не хотим перемен. Просто мало кто хочет получить уголовный срок или штраф в 2 тысячи долларов просто за выход на улицу – а мы знаем, что теперь даже не нужен митинг, чтобы тебя задержали.

Два пути

Плохой сценарий

Десятки тысяч белорусов уже уехали с начала августа. Уверен, что еще столько же готовы уехать, если до конца года мы все вместе не изменим ситуацию – по крайней мере, такие настроения можно увидеть у знакомых, у знакомых их знакомых. На дистанции в 5, 10, 15 лет это катастрофа. Десятки тысяч активных, умных и талантливых белорусов, которые не будут создавать рабочие места, придумывать что-то новое, запускать бизнесы и стартапы – это невероятная потеря. Но для диктатуры важно только продлить свою власть.

Хороший сценарий

Но в случае, если протест победит и в Беларуси уже в этом году пройдут новые честные выборы, уверен, большая часть уехавших с августа вернется. Скажу больше – уверен, что вернется даже часть тех, кто уехал по политическим причинам после предыдущих президентских кампаний. В мире, как показали события-2020/2021, живет много невероятных белорусов. Которые помогают протесту вне страны: деньгами, пикетами, информационно – самыми разными способами.

Я верю, что мы победим уже в этом году – и те, кому пришлось уехать, вернутся, чтобы строить Новую Беларусь. Что вернутся не только те, кто уехал недавно, но и те, кто сделал это раньше. Чтобы развивать и улучшать то, что столько лет уничтожалось диктатурой.

Белорусский дневник публикуется при поддержке SlovakAid.

Máte pripomienku alebo ste našli chybu? Prosíme, napíšte na pripomienky@dennikn.sk.

Alexandr Lukašenko

Bielorusko a Lukašenko

Bieloruský denník

Svet

Teraz najčítanejšie