Denník N

Белорусский дневник: Загадочная смерть министра Лукашенко и три ее основные версии

Pohreb Uladzimira Makeja. Foto - TASR/AP
Pohreb Uladzimira Makeja. Foto – TASR/AP

Умер министр, которого называли самым европейским чиновником Беларуси.

(slovenská verzia)

Александр Лукашенко больше двух лет абсолютно токсичная фигура для Европы, США и других демократий. Контакты с ним возможны только в крайних случаях, как это было после начала миграционного кризиса на границе между Беларусью и ЕС, который сам Лукашенко и организовал.

Но в окружении диктатора был человек, с которым довольно охотно, хоть в основном и непублично, общались европейские и американские чиновники. Это Владимир Макей, уже бывший глава Министерства иностранных дел Беларуси. Какое-то время его называли чуть ли не главным либералом системы Лукашенко.

Был и уже бывший — потому что Владимир Макей умер 26 ноября в своем доме.

Что известно о смерти

Почти ничего. Государственное информационное агентство „БелТА“ сообщило, что Владимир Макей „скоропостижно скончался“. Где, что стало причиной смерти — никаких деталей. Независимая газета „Наша Нива“ сообщила, что, по данным источников СМИ, причиной смерти Макея стал инфаркт. Также журналисты особщили, что министр умер в своем доме. По этой версии, Владимир Макей не обратился вовремя к врачу, потому что не воспринял свое состояние всерьез. На 27 ноября у министра был запланирован поход в театр на постановку его жены — Веры Поляковой-Макей.

Реакция общества

Если обобщить, то можно выделить две основные реакции:

1) Радость. Владимир Макей, при всем его проевропейском образе, был очень близким соратником Александра Лукашенко и связан с репрессиями, которые продолжаются в Беларуси больше двух лет. Именно он первым заявил, что гражданское общество в стране должно быть зачищено.

2) Сожаление. Несмотря на все слова и действия Владимира Макея после украденных в 2020 году выборов, часть его образа выглядит достаточно позитивной. Одно время он как будто бы помогал развитию белорусского языка и белорусской национальной культуры, даже защищал образ Беларуси как независимого от России государства.

Внезапность смерти Владимира Макея стала поводом для большого количества обсуждений. Кто-то называет это сигналом для других высокопоставленных чиновников из окружения диктатора, кто-то — сигналом для самого Лукашенко. Белорусы и белоруски внимательно следили за реакцией официальных лиц, обращали внимание, как о смерти Макея сообщают государственные издания и госканалы. Казалось, что событие осознанно задвигают даже не на второй, а на третий или даже четвертый план. Такое поведение госСМИ и скромная, без всяких подробностей новость о смерти создали почву для конспирологических теорий.

Теории о смерти Владимира Макея

Рука Кремля. Одна из популярных версий смерти Владимира Макея так или иначе связана с Россией. Одна из „московских“ версий говорит о том, что министра убили перед тем, как он должен был поехать на саммит ОБСЕ в Польше. Якобы это сигнал для Лукашенко из Кремля, что никаких игр с Европой диктатору вести нельзя. Владимир Макей, как уже упоминалось выше, чуть ли не единственный из окружения Лукашенко, кого до сих пор воспринимали в демократических странах и с кем готовы были общаться.

Вторая „московская“ версия похожа, но напрямую связана с вступлением белорусской армии в войну. Якобы убийством человека из близкого круга Александру Лукашенко дали понять, что будет с ним самим, если он откажется отправить своих солдат на войну против Украины. А заодно отрезали режим Лукашенко от Европы, контакт с котором был как раз через Владимира Макея.

Месть Лукашенко. Якобы Макея могли довести до смерти свои же. Из-за подозрений в нелояльности или амбициях стать следующим президентом. Из-за контактов с европейцами и попыток сохранить для Беларуси даже гипотетическую возможность разворота в сторону Европы. Сторонники этой версии считают, что Макея убили по заказу Лукашенко, чтобы другие приближенные боялись хоть как-то продемонстрировать свою нелояльность или вызвать любые подозрения.

Стресс. Версия, которая хорошо сходится с причиной смерти, которую назвала „Наша Нива“ — с инфарктом. По этой версии, два последних года Владимир Макей провел во внутреннем противостоянии. С одной стороны, как человек системы, он хотел быть верным Александру Лукашенко. С другой — хорошо понимал, куда такая верность ведет страну. Фактически, последние два года Макей разрушал то, что строил годы до этого.

Преемники

Кого назначат вместо Владимира Макея? Сразу стоит оговориться, что второго такого же знакомого для демократических стран кандидата попросту нет. Но и потребности в таком министре, со связями на Западе, в Беларуси уже тоже может не быть.

Среди возможных преемников Владимира Макея называют, например, Максима Рыженкова — первого заместителя руководителя Администрации Лукашенко. Источники „Нашей Нивы“ утверждаю, что Рыженков был главным критиком Макея внутри системы и обвинял его в неэффективности подходов. Утверждается также, что Лукашенко был близок с отцом Максима Рыженкова. Так что шанс проявить себя после смерти Макея у чиновника может появиться.

Также называют Сергея Алейника, первого заместителя Макея, Валентина Рыбакова, представителя Беларуси при ООН, и даже Виктора Лукашенко — старшего сына диктатора.

Мария Колесникова в тяжелом состоянии

У этих событий нет связи, но невозможно не упомянуть.

В конце ноября стало известно, что в гомельскую больницу в тяжелом состоянии поступила Мария Колесникова — одна из лидерок белорусской оппозиции, некогда представительница объединенного предвыборного штаба. Это она порвала свой паспорт, когда белорусские силовики хотели выдавить ее из страны — после этого она и попала в заключение. Деталей о ее состоянии мало. В больнице ее охраняют сотрудники с оружием, к ней не пускают ни отца, ни адвоката.

Белорусский дневник публикуется при поддержке SlovakAid.

Máte pripomienku alebo ste našli chybu? Prosíme, napíšte na [email protected].

Bieloruský denník

Svet

Teraz najčítanejšie